Главная / МОССПРАВКА / История Москвы / Великое княжество Московское

Великое княжество Московское

1 марта 2015 - Москвич
Великое княжество Московское
средневековое русское феодальное государство. Первоначально удел Великого княжества Владимирского, с середины XIV века в результате превращения Владимира в наследственное владение московских князей — великое княжество, возглавившее процесс объединения русских земель в единое государство.
 Первым московским князем стал шестой сын Всеволода III Большое Гнездо — Владимир, который на несколько месяцев сел в Москве в 1213 году (захватив город у своего старшего брата, владимирского князя Юрия). Вскоре, однако, московская волость вернулась в состав владений великого князя, а Владимир Всеволодович был переведён в более престижный Переяславль-Южный. Около 1236 г. великий князь Владимирский Юрий Всеволодович выделил Московское княжество в удел своему юному сыну Владимиру. Во время нашествия Батыя Москва была разграблена и сожжена 20 января 1238 г., а защищавший её Владимир Юрьевич взят в плен и убит 3 февраля. Москва вновь вернулась в состав владений великого князя, Ярослава Всеволодовича. После его убийства в Орде в 1246 г. произошёл очередной раздел Владимиро-Суздальской земли. В 1247—1249 годах Москвой владел Михаил Ярославич Хоробрит (этот факт упомянут не во всех летописях и считается спорным). Однако он оказался не удовлетворён своим второстепенным положением. В 1248 г. Михаил совершил набег на стольный город Владимир, прогнал оттуда дядю Святослава Всеволодовича и занял великий стол в отсутствие старших братьев Александра и Андрея. Правил Михаил Ярославич Хоробрит совсем мало, зимой (15 января 1249 года) он погиб в битве с литовцами на берегу р.Протвы. Его останки были перенесены в Успенский собор Владимира. Михаил Хоробрит стал последним русским великим князем, погибшим в бою. По некоторым сведениям, после смерти Михаила остался его малолетний сын Борис, который и владел Московским княжеством с разрешения своего дяди, Александра Невского. Умер Борис Михайлович незадолго до 1263 года, не достигнув зрелого возраста.

По завещанию Александра Невского княжество в том же 1263 году было выделено в удел его младшему сыну — Даниилу Александровичу, за потомками которого оно и закрепилось. Сыном Даниила был Иван I (Калита) — дед Дмитрия Донского. Однако, на протяжении всего этого времени Московское княжество было удельным в составе Великого княжества Владимирского.


При основателе дома московских князей Данииле княжество занимало очень маленькую территорию, ограниченную бассейном реки Москва, и не имело выхода к Оке. В конце борьбы за владимирское княжение между своими старшими братьями Дмитрием и Андреем Даниил был союзником Дмитрия, и ордынская Дюденева рать разорила в том числе и Московское княжество (1293). После ликвидации сарайским ханом Тохтой «дунайского улуса» Ногая (1300) на московскую службу перешла часть знати из южнорусских земель, прежде находившихся в сфере влияния Ногая. В 1301 году Даниил разбил рязанского князя Константина Романовича, взял его в плен и захватил город Коломну. В 1302 году Даниилу удалось получить выморочный Переславль-Залесский, по завещанию своего бездетного племянника Ивана Дмитриевича (затем он перешёл к получившему ярлык на владимирское княжение Михаилу Тверскому). В 1303 году Даниил умер, в том же году старший из пяти его сыновей, Юрий, ходил на Смоленскую землю и взял Можайск.

Рост московского княжества в 14-15 векахПрестол Юрия наследовал Иван I Калита. Многие историки (Карамзин, Соловьёв, Иловайский) смотрят на Калиту как на первого «собирателя Руси» и видят в нём большой государственный ум. Иного мнения держится В. И. Сергеевич: Иван Калита, по его словам, «сделал некоторые приобретения к Московскому уделу; это весьма возможно, но то же делали и оба его предшественника, а потому нет повода называть его первым собирателем». Он был решительным проводником «взгляда на княжение, как на частную собственность князя, со всеми его противогосударственными последствиями, а не основателем государственного могущества Москвы».

По мнению Д. И. Иловайского, московская земля при Иване Калите «заключала в себе всё течение р. Москвы, с городами Можайском, Звенигородом, Москвой и Коломной; далее на юго-запад она простиралась от Коломны вверх по Оке, с городками Каширою и Серпуховом, а на северо-восток владения Москвы охватывали часть Поволжья, заключая в себе волжские города Углич и Кострому. Они перешли далеко и на северную сторону Волги; Калита купил у обедневших местных князей не только Углич, но также Галич Мерский и Белозерск». В. И. Сергеевич сильно подвергает сомнению земельные приобретения, приписываемые Ивану Калите, на том основании, что в его завещании нет Галича, Белоозера и Углича; нет их и в завещаниях его сыновей, и впервые городами этими распоряжается только Дмитрий Донской. Не упоминается в завещании и Переяславль-Залесский, который с этого времени входит в состав Владимиро-Суздальского княжества.

В то время князья тверские и рязанские договариваются с московским князем, как равноправные союзники. Они даже с Ордой сносятся непосредственно, сами отсылают и возят дань туда. Рязанские князья назывались великими князьями. Тверские князья до 1382 года конкурировали с московскими за Владимирское великое княжение, с 1382 года существует Великое княжество Тверское. В договоре Дмитрия с Михаилом (1375 год) о татарах говорилось так: «будем ли мы в мире с татарами, дадим ли выход или не дадим — это зависит от нас; если татары пойдут на нас или на тебя, то нам биться вместе; если мы пойдём на них, то и тебе идти с нами вместе». Иногда тверской князь вынужден был называть московского старшим братом, но особого значения и последствий это тогда не имело. Относительно выступления в поход в договорах обыкновенно говорилось, что если московский князь сядет на коня, то и договаривающийся князь должен на коня садиться; если московский князь пошлёт воеводу, то должен посылать и договаривающийся князь. Только по договору с Дмитрием Донским тверской князь обязан садиться на коня даже тогда, когда в поле выступит двоюродный брат великого князя, Владимир Андреевич. В договоре тверского князя Михаила Александровича с Василием Дмитриевичем всякое обязательство выступать в поход, когда выступает московский князь, исчезает совершенно. Олег Иванович Рязанский в 1381 году признал себя «младшим братом» московского князя, но уже в 1385 году захватил у Москвы город Коломну; под давлением митрополита всея Руси в 1387 году рязанцы вернули Коломну москвичам и заключили равноправный «вечный мир».

Василий I продолжал увеличивать московские владения. Будучи в Орде (1392), он купил ярлык на княжество нижегородское (восстановлено Едигеем в 1408—1415), бывшее во владении двоюродного деда Василия, Бориса Константиновича. Кроме Нижнего, по тому же ярлыку Василий приобрёл Городец, Муром, Мещеру, Тарусу. Василия I пережил один только его сын; это обстоятельство много способствовало упрочению государственной территории.

При жизни первых поколений Даниловичей род московских князей почти не разветвлялся (все Даниловичи, за исключением Ивана Калиты, не оставили потомства мужского пола, а Семён Гордый с сыновьями и Андрей Иванович (1353), а затем и брат Дмитрия Донского Иван (1364) умерли от чумы).

В 1388 году, незадолго до смерти Дмитрия Донского, имел место конфликт его с Владимиром Андреевичем Храбрым по вопросу наследования московского престола сыном Дмитрия Василием. Сначала Дмитрием были арестованы серпуховские бояре, затем после обещаний Дмитрием Владимиру дополнительных владений Владимир признал Дмитрия отцом, а Дмитриевичей старшими братьями. После смерти Дмитрия Василию пришлось реализовать обещания отца (Владимир получил Волоколамск и Ржев, а затем обменял их на Углич и Козельск).

Завещание Дмитрия Донского содержало неясные указания на то, кто должен был наследовать великое княжение после его старшего сына Василия, и завещание использовалось затем Юрием Дмитриевичем в борьбе против племянника Василия Васильевича, к которому в 1425 году в нарушение родового принципа наследования перешло великое княжение. Василия поддерживали дед по матери Витовт и хан Улу-Мухаммед. Лишь после смерти дяди Василию удалось утвердиться на великокняжеском престоле, хотя борьба с Юрьевичами, в ходе которой он дважды попадал в плен и был ослеплён, продолжалась ещё 20 лет.

Впоследствии великое княжение передавалось старшему сыну умершего князя, но при этом происходили расправы над представителями боковых линий по обвинениям в заговорах с целью захвата власти.


Социальная структура

Отношение бояр к княжеской власти выразилось в том числе в усилении значения московского тысяцкого. Уже при Симеоне Гордом боярин Алексей Петрович Хвост затеял было крамолу против князя, но был изгнан. При Иване Ивановиче он снова сделался тысяцким. В 1357 году Хвост был убит: пронёсся слух, что его убили бояре. В Москве произошёл мятеж, так что некоторые из бояр должны были отъехать в Рязань. Сан тысяцкого получил Василий Вельяминов, по смерти которого Дмитрий Донской оставил должность тысяцкого незамещённой; сын Вельяминова, Иван, вздумал было силой завладеть ею, но был схвачен и казнён.

Этот факт показывает, что Дмитрий Донской вёл себя уже довольно самостоятельно по отношению к своим боярам; тем не менее он завещал своим сыновьям любить бояр и ничего не делать без их согласия.


Контакты с Европой

Во второй половине 15 века Московское великое княжество объединив под своей властью обширные пространства Восточной Европы, заняло видное международное положение. В конце 1480-х годов Великое княжество Московское представляло собой весьма внушительную политическую силу на европейском горизонте. Перед западноевропейской дипломатией встала задача — найти ему надлежащее место в той системе государственных взаимоотношений, которая сложилась к этому времени в Европе.

Одним из первых контакты с Московским великим княжеством наладил Святой Престол: первые письма к Московскому великому князю Ивану Калите были написаны Римским папой Евгением IV в 1434 году.

В 1490 году германский посол Делатор приехал в Москву от императора Священной Римской империи Максимилиана I, который искал союза с Иваном III против польского короля. 16 апреля 1518 года произошёл обмен дипломатическими посланиями между русским князем Василием III и французским королём Франциском I. В 1492 году русский дипломат Берсень ездил послом в Польшу к королю Казимиру IV. Посольство это, однако, не удалось, так как по приезде в Варшаву Берсень узнал, что Казимир умер, а потому рассудил вернуться назад и «не править ни у кого посольства».

Похожие статьи:

История Москвы и достопримечательностиПричины возвышения Москвы над другими русскими княжествами.

Рейтинг: 0 Голосов: 0 21102 просмотра
Комментарии (0)
Цвет темы
Шаблоны
Картинки фона